Виталий Нестеров – National Teams of Ice Hockey

Экс-хоккеистка «Агидели» Екатерина Ананьина, которая на данный момент является игроком нижегородского СКИФ, дала интервью National Teams of Ice Hockey и рассказала всю правду о спортивном директоре «Агидели», о ЖХЛ, о сборной и о новом китайском клубе в Лиге.

— Катя, для начала расскажи о том, что стало точкой кипения в ситуации с «Агиделью»? В какой момент поняла, что уже нет сил терпеть?

— Это очень долгая история. Началось всё с письма гендиректору клуба «Агидель» о многих нарушениях со стороны спортивного директора и администратора, о том, что нам не хватало формы, её не выдавали определенным людям. Говорили: «Ты всё равно через 2 месяца уходишь, зачем тебе новая экипировка, новые коньки?», хотя на тот момент у одной хоккеистки сломались коньки. Другим девочкам вообще по 6 лет коньки не меняли. Инициатор этого письма – я. Я отнесла письмо гендиректору клуба и тогда спортивный директор «Агидели» Семак Александр Владимирович урезал мне зарплату и теперь я получала 20 тысяч рублей чистыми. Он понизил мне её в 5 раз. На тот момент я была ограниченно свободным агентом и мне пришлось остаться в «Агидели», но я знала ради чего я всё это терпела — я хотела выиграть чемпионство. И так как я играла не последнюю роль в команде, после победы в чемпионате ЖХЛ я пошла к Семаку и спросила «Не хотите ли вы ничего изменить в контракте?», на что он ответил «Нет» и что я никому не нужна, никто меня не возьмет и что я не стою больше, чем 20 тысяч в месяц. Я ему ответила, что не буду за такие деньги играть еще год, но при этом он меня так никуда и не отпускал, лишь только с боем отпустил в Екатеринбург. А когда началась вся эта информационная война, Александр Владимирович сказал в одном из интервью, что игрок четвертого звена не может получать такую же зарплату, как игроки первого и второго. Я с этим согласна, однако со мной вместе играла девочка в третьем звене и у неё была зарплата первых звеньев. Семак сам определял зарплату игрокам и не важно в каком звене играла хоккеистка. Кому хотел — давал хороший контракт, кому не хотел — не давал. На отказ в повышении зарплаты игрокам, которые ему не нравились, он аргументировал отсутствием денег в бюджете, что является неправдой, так как бюджет в «Агидели» самый высокий в Лиге. В последний сезон у меня в Уфе у меня была зарплата 20 тысяч рублей в месяц и половина суммы уходила на то, чтобы заплатить за квартиру, поскольку клуб не полностью оплачивал такие расходы. Вообще, у меня есть ещё, что можно сказать о Семаке, но это я оставлю для своего YouTube-канала.

В СКСО было проще в плане отношения руководства к команде? Да и результаты клуба были неутешительны, всего лишь одна победа в истории клуба. Не давила ли такая ситуация и такое турнирное положение на тебя?

— Для начала я хочу сказать огромнейшее спасибо клубу СКСО за то, что забрали меня из лап людей «Агидели». Но к самой «Агидели» у меня нет никаких претензий. Это прекрасный клуб, прекрасные люди, прекрасные хоккеистки, прекрасные болельщики. Я очень люблю Уфу, «Агидель» и «Салават Юлаев» и болельщиков. Мое сердце — зеленое. Екатеринбургский клуб меня забрал, приютил, обогрел, ничем не обижал. Руководитель и спортивный директор — хорошие люди. В клубе было все в порядке. Да, результаты были не утешительны, но мы все равно добились победы и вообще могли победить не один раз, поскольку очень много игр проиграли в упорнейшей борьбе, а не как можно было подумать, что мы проигрывали с разницей в 10-15 шайб. На меня это никак не давило, но я расстраивалась. Я понимала головой, что СКСО не может себе позволить купить хороших игроков. Пока не будет хорошего финансирования, ничего не получится. Даже когда создавалась «Агидель», то сначала они проигрывали по 0-20, так как не было должного финансирования. А СКИФу вообще как-то раз проиграли 0-26. Соответственно, когда появились деньги — появились игроки. У нас в лиге очень большой провал между зарплатами клубов. И девчонки в таких клубах просто выживают на такие деньги.

** 27 января 2019 года хоккейный клуб СКСО прервал серию из 171 поражения подряд (111 из них — в ЖХЛ), обыграв СКИФ со счетом 2-1 **

— То есть в СКСО хоккеистки выживают?
— Да.

— Существует один румынский хоккейный клуб «Спортул». Он участвует в местном чемпионате и в марте месяце добился первой за 6 лет победы. Нужно ли молодым талантливым хоккеистам и хоккеисткам играть в таких клубах, как СКСО и «Спортул»?

— Да, безусловно. Всегда нужны такие команды в любом виде спорта, где молодые набираются опыта, практики, а потом уходят играть куда-то в более сильную команду. Но всё равно в любом случае нужны минимальные хорошие условия, а не просто выживание какое-то в клубах. Одно дело, когда мужчины в КХЛ получают миллионы, а у нас девчонки получают реально смешные деньги, на которые даже жить нельзя. А команды всегда такие нужны, это в любом случае опыт. Для начинающих игроков такие клубы — самое то.

— Бывало ли такое, что хоккеистки СКСО занимали деньги,чтобы прожить во время карьеры в Екатеринбурге?

— Я не занимала, потому что у меня есть другие доходы в жизни, помимо хоккея. Я уже лет 7 получаю дополнительный доход. К сожалению, на зарплату хоккеистки, которую не вызывают в сборную России, особо не разживешься. Если бы не мой дополнительный доход, то я бы не выжила этот последний год в Уфе. Плюс хоккеистки гробят свое здоровье на тренировках, потому что большинство тренеров Лиги абсолютно неквалифицированные специалисты. И получая такую угрозу для здоровья, у них очень маленькие зарплаты. Я не знаю как они живут на такие зарплаты. Это самая главная проблема в женском хоккее. В других видах спорта, например, волейбол, гандбол, волейбол, баскетбол, девушки получают намного больше. Там обалденные зарплаты. Но почему-то женский хоккей обделяют, хотя ресурсов у КХЛ и ФХР очень много. Вместо того, чтобы мужскую национальную сборную отправлять проживать в супер-дорогие отели, платить бешеные премиальные, можно же было даже не нас финансировать, а хотя бы детский спорт больше развивать, чем платить хоккеистам мужской сборной. Но они же бедные, у них совсем денег нет (смеется). Я читала интервью Ковальчука, где он говорил, что там хоккеистам тряпочками коньки протирают, бутылочки носят личные носильщики. Это совсем не нужно. Лучше бы на детей и девушек обратили внимание.

Екатерина Ананьина

— Вице-президент Континентальной Хоккейной Лиги по хоккейным операциям Георгий Кобылянский сообщил, что в ЖХЛ принимают клуб из Китая, который ранее играл в женской канадской лиге. Как ты считаешь, это крах для лиги или развитие? Да и наверняка зарплаты в этом клубе будут выше, чем в той же «Агидели».

— Я не думаю, что там будут выше зарплаты, чем в Уфе, поскольку когда я только подписала контракт со СКИФом, мне поступило предложение уехать в этот клуб и примерно обрисовали зарплаты, которые там будут. Крах или развитие? В любом случае будет больше команд, только денег будет много тратиться на выезд туда. Вообще, в ЖХЛ нужно еще больше команд. Я знаю, что Казань имеет возможность играть в Лиге, Казахстан может играть. Было бы еще здорово, если бы клубы КХЛ обязали брать под себя клубы ЖХЛ. Для клубов КХЛ финансировать наши клубы — запросто.

— Звали в Китай?

— Меня звали 4 клуба: «Горный» , СКИФ, «Динамо» и потом ещё Китай нарисовался.

— Твоя зарплата в Китае могла бы быть больше 80 тысяч рублей в месяц?— Да.

Причина отказа от игры в Китае только в том,что ты уже подписала контракт со СКИФ?

— Не только. Я много думала и решила, что СКИФ мне нравится больше по многим причинам. Во-первых, Нижний Новгород ближе к моему родному Екатеринбургу, чем Петербург или тот же Китай. Во-вторых, на тот момент меня звал тренер Владимир Голубович и я хотела с ним поработать, но к сожалению, обстоятельства сложились так, что он ушел из клуба, но это его выбор. Он как тренер , мне кажется, лучший в ЖХЛ. Надеюсь, что он вернется когда-нибудь в Нижний. В-третьих, СКИФ — хорошая, боевая команда, которая способна решать самые высокие задачи. Ещё тут работают люди, которых я знаю с 14 лет. (Екатерине сейчас 28 лет, прим.ред.)

— Вернёшься в «Агидель», если те люди, с которыми произошел конфликт, покинут команду?

— Нельзя ничего исключать в нашей жизни. Я люблю Уфу.

— Давай поговорим про твой опыт в сборной. Расскажи, как обстояли дела до назначения Чистякова и после.

— До Чистякова сборную тренировал Михаил Юрьевич Чеканов. Я считаю, что Чеканов — самый лучший, самый понимающий тренер. Он — фанатик своего дела, постоянно что-то новое придумывал на тренировках. У него не было особых привилегий к игроку, для него важны были все. Он никогда никого не оскорблял, ничего себе не позволял. Михаил Юрьевич был в сборной три сезона и при нем сборная взяла две бронзы на ЧМ и 6-е место на Олимпиаде. Но самое главное — у нас была игра. Как говорил великий Сергей Гимаев: «Болельщики не простят равнодушия». Равнодушия в сборной при Михаиле Юрьевиче не было. При Чеканове была важна сама игра. А сейчас наоборот, даже если судить по последнему ЧМ. Да, заняли 4 место и вроде бы все хорошо. Но все хорошо — это только для отчета в Федерацию. Но как таковой игры не было, сейчас каждый сам за себя. Сейчас в сборную едут только зарабатывать, о результате вообще не думают. И не понятно по каким критериям собирается сборная. Я уверена, что до Чистякова было намного лучше. И если мы хотим нормальную игру и нормальный результат, а не мнимую победу на Универсиаде, то Михаила Юрьевича надо возвращать. Если не Чеканова, то Голубовича или Зыбина, но никак не Чистякова с Ведерниковым.

— Чистяков продвигает в сборную каких-то своих любимых хоккеисток? Или ему абсолютно все равно на то, кого вызывать?

— Конечно же он своих «торнадовских» игроков набирает. Команда занимает 5 место в лиге, но большинство игроков в сборной из «Торнадо».

— Женский хоккей в стране идет под откос?

— Я не могу так однозначно ответить. Но развитие необходимо большее , чем сейчас. Все упирается в финансирование клубов ЖХЛ. А главное — мало детских школ женского хоккея. Тренеры и федерации с пренебрежением относятся к девочкам. Нужно открывать как можно больше отделений, но никому это не нужно. Плюс к нам в Лигу нужно больше команд, больше игр, больше игроков. От этого будет больше конкуренции и, соответственно, уровень всего хоккея будет становиться выше.

— На твой взгляд, случится ли момент, когда наши хоккеистки массово уедут играть заграницу. Насколько это вообще интересно сейчас хоккеисткам?

— Это интересно только тем , кто может себе это позволить финансово. Там за все нужно платить. Дорогая жизнь за границей иностранцам, если только в Китай все ломанутся сейчас.

— А иностранкам в ЖХЛ клубы помогали? Или достаточно было только месячной зарплаты?

— Иностранкам в ЖХЛ очень сильно помогают и всем обеспечивают. И платят отличные зарплаты. Они ведь иностранцы, у них зарплаты другие из-за курса рубля к иностранным валютам.

— Ты играла в «Агидели» вместе с венгеркой Фанни Гашпарич. Рассказывала ли она о том, как устроен женский хоккей в Венгрии? Проводила ли сравнение между местным и нашим женским хоккеем?

— На моей памяти такого не было. Она мне как человек и подруга, и хоккеистка очень нравится. Взбалмошная, конечно, с причудами. Психует часто, но это венгерская кровь. А еще она никогда не сдаётся, цепкая очень.

— Теперь давай поговорим о твоем канале. Кто придумал название канала?

— Название придумала я. Точнее, меня в комментариях в соцсетях многие так называли.

— Наверняка идея твоего канала не понравится некоторым людям, которые работают в ЖХЛ и в ФХР. Нет ли опасения, что у тебя будут некие проблемы?

— Им все не нравится , что ставит под сомнения их компетентность. И критика в их адрес в том числе. Они даже не публикуют меня нигде теперь. Обычно с групп клубов публикуют новости , но если я что-то говорю не слишком хорошее для них, то они это никогда не опубликуют. Опасения есть, но мне это не страшно. У меня есть поддержка хороших людей . В том числе моего президента клуба . Они, кстати, из Федерации ему уже звонили после того поста про сборную и просили меня приструнить, на что он вежливо сказал им куда пойти.

 

 

— Опасение может быть и в том, что тебе будет закрыта дорога в другие клубы ЖХЛ и в сборную, даже если ты туда уже не стремишься.

— Мне это тоже не страшно, поверьте. Но если это произойдет, то они покажут себя не с лучшей стороны и к ним возникнет еще больше вопросов.

— В ролике на своем канале ты говорила, что будешь брать интервью у других хоккеистов. Как думаешь, много ли кто согласится на такие интервью, где будет раскрываться подноготная российского хоккея?

— Если получится, то да, буду брать интервью у хоккеистов и у хоккеисток. Но девочки, возможно, будут бояться говорить всю правду. Я одна такая бесстрашная.

— Думаешь, мужчины тоже будут рассказывать всю правду?

— Я же не только буду делать провокационные интервью, на моем канале не всегда будет жесть.

— Напоследок, небольшой блиц. Нужно будет выбрать что-нибудь одно. Выиграть олимпийское золото или побить рекорд Уэйна Гретцки?

— Олимпийское золото.

— Получать среднюю зарплату в ЖХЛ, но играть, или получать большие деньги за океаном, но быть игроком 3-4 звена?

— Если молодая, то играть. Если уже в возрасте, то деньги зарабатывать. Но для меня сейчас и игровая практика и деньги важны одинаково.

— Если несколько лет подряд не будет вызова в сборную, закончишь карьеру?

— Я на сборную уже давно забила большой и толстый хрен, когда там появился Чистяков. Сборная прогнила.

— За что ты не любишь Чистякова? За то, что не берёт вас в сборную?

— Вы недалеки от разгадки. Повод не любить этого человека у меня есть. Но потерпите немного. Скоро всё узнаете из моего канала на Ютубе.